Юрий Преображенский Юрий Преображенский Юрий Преображенский Юрий Преображенский
Биография
Фотогалерея
Секреты мастерства
Размышления
Новости
Женская сборная
Карта сайта
 
 
 
РАЗМЫШЛЕНИЯ

УСЛОВИЯ КАТАНИЯ ПОД МОСКВОЙ (продолжение)
Ответ Алексею Пузицкому

    Уважаемый Юрий Сергеевич! Хотелось бы услышать Ваше мнение об условиях катания под Москвой. Рынок поднял цены и многим стало недоступно катание в Волене, Степанове и других центрах. Но может быть Вы с Вашим авторитетом поможете пробить через руководство области постановление о льготах пенсионерам и детям. Ваше мнение по этому вопросу было бы полезно.

    Алексей Пузицкий
    31 августа 2002

Возможности катания на горных лыжах в Москве

Может ли Москва стать одним из центров горных лыж? Может, и при том весьма необычным. Ведь в ней имеется одна очень важная деталь - большое количество людей проживающих в ней и составляющих более 9 миллионов человек. При этом в ее окрестностях и даже в самой Москве имеются холмы вполне достаточные, для того чтобы кататься с них на горных лыжах. Особенно удобно на этих холмах учиться управлять лыжами. Холмы 4 месяца в году покрыты снегом и не искусственным, а настоящим. Если же для катанья использовать еще искусственный снег, то сезон лыж продлевается как минимум на месяц. Таким образом, 5 месяцев в году лыжи могут быть использованы москвичами для своего здоровья. Научившись правильно кататься на маленьких холмах можно смело ехать в самые большие горы и спускаться с них. Это особенно интересно и эмоционально, поэтому многие москвичи, откатавшись зимой на своих холмах, берут отпуск и уезжают в большие горы, где еще лежит снег, увеличивая еще дней на 10-15 катание на лыжах. От этого образуется связь: горнолыжные инфраструктуры в малых горах и горнолыжные инфраструктуры в больших горах. Работают хорошо инфраструктуры в малых горах - всегда хорошо заполняются горнолыжниками инфраструктуры в больших горах; плохо работают или отсутствуют инфраструктуры в больших горах, теряется интерес к горнолыжному спорту в малых горах, уменьшается его массовость.

Учат хорошим основам управления лыжами в малых горах, сохраняя преемственность обучения в малых и больших горах. Увеличивается число катающихся горнолыжников и в больших и в малых горах. Приезжают кататься на склоны горнолыжники высокой квалификации, увеличивается количество катающихся на этих склонах любителей.

Успешно выступает сборная команда России на международных соревнованиях, увеличивается в России в целом интерес к горнолыжному спорту.

Построено обучение горным лыжам так, что у каждого новичка появляется возможность после каждого обучения или тренировки, или, наконец, самостоятельного катания, вставать, в уменье управлять лыжами, на ступеньку, стоящую чуть выше предыдущей, интерес к горным лыжам сохраняется на долго. Без поставленных в доступной форме задач при обучении и совершенствовании, интерес к горным лыжам теряется.

Казалось бы, все это мелочи, но от этого зависит интерес к горным лыжам, а, стало быть, наше здоровье и доходы от горнолыжных инфраструктур.

Что затрудняет и уменьшает интерес к горным лыжам в Москве и под Москвой

Недостаточное количество в Москве и Подмосковье на имеющихся холмах горнолыжных инфраструктур и, особенно их крайне недостаточное количество в сравнении с количеством желающих ими в Москве пользоваться. Небрежное и непрофессиональное отношение не только к старым, имеющимся инфраструктурам, но и к создаваемым новым.

Найти склон, пригодный для горнолыжных катаний, построить на нем горнолыжные инфраструктуры так, чтобы последние могли наиболее эффективно использоваться на этом склоне, не уменьшая горнолыжных возможностей склона, требует горнолыжного профессионализма и особого чутья при выборе и обустройстве склона, что далеко не всякому, катающемуся на горных лыжах человеку, доступно. Найти, правильно расчистить и оборудовать склон трудно и требует времени, а вот испортить и сделать его непригодным для горнолыжных катаний совсем пустяк.

Стоит только пригласить не имеющего опыта в планировании горнолыжных склонов бульдозериста и дать ему самостоятельно планировать склон, и тогда последнему конец. Склон погибнет безвозвратно и его уже никогда не исправишь. Сколько в разных местах на моих глазах уже погибло горнолыжных склонов. Говоря фразу "погибнет склон", я не имею ввиду то, что со склона совсем невозможно кататься, но и прекрасного катанья, которое было возможно, с него теперь уже не получается. От такого склона остается очень плохое впечатление. Полностью исчезает радость от катанья на нем. Такое нормальный горнолыжник не может спокойно созерцать. Однако, к сожалению, в Москве и под Москвой это случается все чаще и чаще. Ибо делать это часто поручается проектировщикам, не имеющих никакого отношения к горным лыжам, или, в лучшем случае, горнолыжникам дилетантам.

С некоторых пор мы стали планировать насыпку новых склонов, что радует, но делаем это чаще всего безграмотно. И что особенно плохо, совершенно не учитываем ошибок совершенных нами ранее. Такой подход может, в конце концов, дискредитировать начатое новое полезное дело, которое при правильном подходе и хорошем исполнении даст дополнительные места для горнолыжных катаний. А это здоровье для многих новых москвичей.

Мне кажется, значительно более рационально не пытаться с нуля насыпать склон, а досыпать уже имеющиеся склоны небольших оврагов и возвышающихся берегов рек и ручьев. И, наконец, в холмистых местах Подмосковья, и, прежде всего, на Клинско-Дмитровской моренной гряде пора остановить безграмотное освоение горнолыжных склонов приводящих к последующему их уничтожению. Ведь существуют же в черте больших городов заповедники лесные и иные. Сегодня назрела крайняя необходимость создать и горнолыжные заповедники и сохранить склоны для горных лыж. Пора создать горнолыжный совет Москвы и Московской области и, особенно, в Дмитровском районе, где уничтожение горнолыжных склонов зашло слишком далеко. Совет должен состоять из квалифицированных горнолыжных специалистов, имеющих большой опыт в прокладке горнолыжных трасс, сохранению оставшихся склонов и их правильной последующей эксплуатации.

Россия безнадежно отстала по подготовке снега на трассах. У нас нет своих ратраков, снежных пушек. Имеются только импортные. Между тем, мы делаем давно уже гусеничные трактора, компрессоры, что могло бы стать основой для производства собственных ретраков и снежных пушек. Пытались это делать еще в доперестроечные времена. Однако ошибочно считали, что ратраки нужны только в больших горах, а баз в больших горах в то время было не так уж и много, и поэтому казалось, что ратраки проще покупать за рубежом. И ошиблись: ратраки нужны везде и даже на 200 метровых склонах, а таких очень много.

Снежная пушка выбрасывает из сопла сырой снег. Если его укатать ратраком он становится жестким и ровным как доска. Когда ты катаешься по такому снегу, если он покрывает даже небольшой склон, то получаешь огромное удовольствие от катания, легко осваиваешь современную технику и оказываешься готовым кататься и соревноваться за рубежом на равных с теми лыжниками, которые катаются всегда на искусственном снегу и всегда к нему приспособлены. На жестком снегу, катаясь на спортивных трассах, меньше имеешь шансов получить и травму.

Давным-давно тренеры знают, что готовиться успешно к соревнованиям за рубежом можно только тогда, когда тренируешься на жестких трассах. Даже в Кировске, где снег чаще всего морозный и сухой, а на трассах ямы по колено, стоит применять снежные пушки и в мороз сухой естественный снег смешивать с сырым снегом из пушек, затем укатывать его ретарком, как трасса становится такой же, как за рубежом, жесткой, промерзшей, ровной, без ям.

Мы это все знаем, но остаемся на старых позициях, катаемся и тренируемся с детских лет на мягких изрытых ямами трассах, приспосабливаемся к этому, потом едем за рубеж, на жесткий снег, и оказывается к этому неготовыми. Много-много лет все остается по старому.

Детей учим кататься на мягком снегу с ямами, что требует одной техники, а потом создаем сборные команды, везем их за рубеж и долго их переучиваем. Учим технике на жестком снегу и резаному повороту.

Я начал работать со сборной командой в 1953 году. Прошло 49 лет, но и сегодня все остается также и никаких попыток, что либо изменить. Что это такое? Неисправимая глупость или просто лень и нежелание что-либо делать. А может и то, и другое вместе, но все равно от этого грустно.

Однако и это все-таки не так уж и страшно. Гораздо страшнее другое. Неимоверный, безудержный рост цен за пользование подъемниками.

Если бы кто-нибудь из тех, кто содержит подъемники, нашел в себе мужество честно подчитать, во сколько раз цена за пользование подъемником превышает ее фактическую себестоимость, он бы, наверное, ахнул, но имеющуюся цену все равно ни за что бы не уменьшил.

Наши хозяева горнолыжных инфраструктур, почему-то решили, что самые большие доходы с горнолыжных инфраструктур надо получать за счет горнолыжных подъемников. Между тем во всем горнолыжном мире считают, что горнолыжные подъемники не являются основной статьей горнолыжных доходов, а выполняют роль приманки для всех тех, кто хочет приехать кататься на горных лыжах и попутно платить за все остальные составляющие горнолыжной инфраструктуры.

Такой взгляд на этот вопрос позволяет даже небогатым пользоваться горнолыжными подъемниками и оставаться горнолыжниками.

Маломальски соображающий горнолыжный бизнесмен должен понимать, что основным постоянным покупателем горнолыжных инфраструктур является человек умеющий кататься на горных лыжах. Исчезнут в его местности люди, умеющие кататься на лыжах, и тогда прощай горнолыжный бизнес. Казалось бы, эта истина не требует доказательств. Но сегодняшний горнолыжный бизнесмен, взвинтивший цены на горнолыжные подъемники, словно всего этого и не знает. Знаете, каких персонажей он напоминает мне. Во-первых, человека, который сидит на сучке и старательно пилит под собой этот самый сук, а, во-вторых, вспоминается персонаж их басни Крылова "Свинья под дубом вековым" подрывшая корни дуба и говорящая: "лишь были бы желуди, ведь я от них жирею".

Когда-то, я был в одном французском горнолыжном центре. Туда привезли из Парижа, а центр был весьма далеко от него, несколько автобусов парижских школьников. Я спросил, привезшего их человека на чьи деньги привезли детишек и сколько это детям стоит. Человек ответил мне, что дети привезены из Парижа на средства горнолыжного центра и назвал довольно кругленькую сумму привоза сюда каждого ребенка. Я удивился и в свою очередь спросил, зачем центру эта филантропия. Мне ответили, что это не филантропия, а чистейший расчет. Ребенок научится кататься в центре на лыжах и, став взрослым, всю жизнь будет ездить в горнолыжные центры кататься на лыжах, и сам будет платить деньги за удовольствие, которое ему доставляют горные лыжи. И в первую очередь оплатит долг тому центру, который научил его кататься на лыжах.

Последнее время я езжу иногда и сам во Францию кататься на лыжах. Подхожу к окошечку за ски-пассом, показываю паспорт и, так как мне больше 75 лет, мне дают ски-пасс бесплатно с моей фотографией и с крупной надписью "75+", что означает старше 75 лет. Езжу в любом месте, на любом подъемнике бесплатно. Я русский, никакого отношения к Франции не имею. Последний раз я не удержался и опять спросил, какая корысть лыжному центру возить меня бесплатно. И мне ответили: "Люди часто, после того как им стукнет за 50, боятся кататься на горных лыжах. Но, видя Вас с этой картой начинают убеждаться, что и в Вашем возрасте кататься безопасно и может быть тоже начнут приходить к нам".

Приезжаю к себе в Россию, где знают не только мой возраст, однако в наших центрах я крайне редко могу воспользоваться подъемником бесплатно, и это не только я, но и все мои ровесники. Я ветеран войны. В электричке, поезде, метро, автобусе, трамвае езжу бесплатно, но вот пускать нас бесплатно на подъемник догадываются не многие, считая этот жест непростительной расточительностью. Почему французы считают такую филантропию выгодной, а мы нет. Кто прав. Может, мы просто не думаем о будущем горнолыжного спорта, который многих из нас сегодня кормит.

Горные лыжи не хлеб, не будет денег - не будешь на горных лыжах кататься, не умрешь. Но зато на одного горнолыжника будет меньше, а потом и еще на одного... И так может наступить день, когда горнолыжников станет очень мало, они будут на лыжах убоги и их присутствие на горе никого не подтолкнет самому одеть лыжи. За свою жизнь я не один раз видел спады и подъемы горнолыжного спорта. В конце концов, горные лыжи все-таки возрождались. Но сколько труда и времени требовалось тем, кто занимался их возрождением. Но если и сегодня, хотя бы на время, исчезнут горнолыжники, хозяевам сегодняшних горнолыжных инфраструктур несдобровать.

Ю.С. Преображенский,
21.10.02


Дизайн и хостинг
"Компания Контакт", г. Дубна
master@dubna.ru