Юрий Преображенский Юрий Преображенский Юрий Преображенский Юрий Преображенский
Биография
Фотогалерея
Секреты мастерства
Размышления
Новости
Женская сборная
Карта сайта
 
 
 
СЕКРЕТЫ МАСТЕРСТВА

ДВИГАТЕЛЬНЫЙ НАВЫК В РЕЗАНОМ ПОВОРОТЕ
Статья в журнале "Лыжный спорт", NN 21 / 2002

увеличить

    Двигательный навык, созданный на основе механизма резаного поворота, позволяет горнолыжникам легко управлять современными горными лыжами.

Для того, чтобы механизм резаного поворота, о котором мы писали в 20 номере нашего журнала, можно было превратить в двигательный навык и с его помощью управлять лыжами, горнолыжникам надо научиться совершать ряд движений, следующих друг за другом в определенной последовательности и через соответствующие промежутки времени.

Этот двигательный навык не наша фантазия. Он заимствован у лучших горнолыжников мира, которые его совершенствовали в течение очень продолжительного времени.
увеличить
Кинограмма 1.

На кинограмме 1 Олимпийская чемпионка 1998 г. в двоеборье, выигравшая оба вида двоеборья: слалом и скоростной спуск, немка Катя Зайцингер.

Посмотрим, из каких же конкретных движений состоит двигательный навык одного ее резаного поворота, с которым мы познакомились на основании сделанных видеозаписей слалома в Нагано. Начнем с первых кадров кинограммы.

Горнолыжница, заканчивая очередной поворот на нижней опорной лыже, увеличивает в последний момент давление на ее внутренний кант и этим убыстряет свое движение по дуге.

Посмотрим, что в этот момент начинает делать ее безопорная, верхняя нога. Она сгибается в голеностопном и коленном суставах. От этого одноименная лыжа на мгновение отрывается от снега. Затем, разгибая эту же ногу в тазобедренном суставе, горнолыжница приближает стопу с лыжей к снегу и отодвигает ее назад. Когда же последняя приблизилась к снегу достаточно близко, она нижнюю опорную ногу, вновь, быстро сгибает и лыжа безопорной ноги касается снега.

В идеале, при постановке внешней лыжи на снег, она должна быть уже закантованной, а дальше ее нужно кантовать еще сильнее.

Однако закантовать внешнюю лыжу часто мешает голень и колено безопорной ноги. Чтобы избежать этого надо либо безопорную ногу ставить дальше в сторону от опорной ноги, что неминуемо приведет к более широкому ведению лыж, а это нежелательно. Либо надо, разгибая безопорную ногу в тазобедренном суставе, колено этой ноги отвести внутрь поворота настолько, чтобы голень ее стала параллельно голени опорной ноги, а лыжа оказалась в той же плоскости, что и опорная лыжа.

Это позволит лыжу, на которую опирается в данный момент горнолыжница, при необходимости закантовать еще сильнее, а центр тяжести еще больше сместить внутрь. Для того, чтобы перенести теперь вес с опорной ноги на безопорную, опорную ногу надо согнуть.

При сгибании опорной ноги давление на опорную лыжу уменьшается. От этого лыжа начинает проскальзывать. Поворот на ней перестает быть резаным. И это хоть и нежелательно, но неизбежно. В то же время горнолыжнице при переносе веса на верхнюю лыжу, необходимо оказаться на сильно согнутой в коленном и голеностопном суставах ноге.
увеличить
Кинограмма 2.

Для этого будущую опорную ногу при постановке лыжи на снег, надо дополнительно согнуть в коленном и голеностопном суставах, т.е. как бы припасть на пока еще безопорную верхнюю ногу. После этого вывести сильно согнутое колено внутрь поворота и этим закантовать лыжу, а затем начать разгибать ногу, смещая оцт вверх.

Давление на лыжу увеличивается. Лыжа прогибается, становится кривой и без дополнительных усилий начинает поворачивать. Это приводит к образованию центробежной силы, которая будет стремиться опрокинуть горнолыжника наружу поворота. Чтобы противостоять ей, горнолыжник, опираясь на врезанный в твердый снег или лед кант, начинает разгибать опорную ногу и смещать центр тяжести внутрь поворота. Затем наступит момент, когда центробежную силу уравновесит центростремительная. Опорная нога перестает разгибаться и смещать общий центр тяжести внутрь. Наступит статическое равновесие, при котором центробежная сила, будет нейтрализована.

Наружная нога, опираясь на врезанный в лед кант, теперь сопротивляется центробежной силе, не разгибаясь. Она оказывает ей сопротивление, находясь в статическом положении. Этого оказывается достаточным, чтобы сохранить давление на внешнюю лыжу, которая остается прогнутой, а кант врезанным в снег, что делает возможным продолжение резаного поворота. Это можно наблюдать у Олимпийской чемпионки Деборы Компаньоли (смотри Кинограмму 2.)

Наконец, дуга, по которой двигается горнолыжник, приближается к своей конечной цели и у последнего появляется необходимость закончить предыдущий поворот и начать новый поворот в другую сторону.

Для этого горнолыжнику необходимо в конце поворота более энергично и мощно разогнуть опорную ногу в коленном и голеностопном суставах. И тогда масса горнолыжника получит дополнительное ускорение.

Затем нога, перестав разгибаться, снова быстро сгибается, и остатки центробежной силы возвращают туловище из наклона внутрь в вертикальное положение. Это мгновение и будет самым благоприятным моментом для начала нового поворота.

Весь цикл движений начнет повторяться, но теперь на другой ноге и в другую сторону.

Итак, мы попытались познакомить Вас с полным циклом движений, которые входят в двигательный навык одного резаного поворота.

К изложенному хотелось бы добавить: в каждом двигательном навыке есть очень важные движения, без которых навык просто не может нормально существовать и есть второстепенные, без которых он чуть хуже, но существует.

    Важное ключевое движение, входящее в двигательный навык резаного поворота

Сейчас я попробую обратить Ваше внимание на одно ключевое движение и попытаюсь объяснить почему это движение ключевое.

Вернусь к журналу "Лыжный спорт" N 17 стр.47. На этой странице Грег Гуршман рассказывает о том, как под Ленинградом, в Коробицене проходили студенческие соревнования горнолыжников и одному из участников удалось выиграть эти соревнования, проходившие на ледяной трассе. Выступал горнолыжник на совершенно негодных лыжах с абсолютно тупыми кантами. У его соперников были современные лыжи, канты которых были хорошо наточены.

Комментируя эти события, Гуршман подчеркивал, что важен не только хороший инвентарь, но и в не меньшей степени умение горнолыжника управлять им.

Однако, к сожалению, он не обмолвился о том, каким образом горнолыжнику удалось осуществить это. Я не присутствовал при сем, но готов руку дать на отсечение, что все изложенное им так на самом деле и происходило. Почему я в этом уверен? Да потому что со мной когда-то произошло нечто похожее.

В 1968 году мой ученик Виктор Беляков оказался в сборной команде СССР и должен был вместе с командой горнолыжников выступать на зимних Олимпийских Играх в Гренобле. Как это часто случалось с горнолыжниками раньше, тренер сборной Кабин Ю.И. с командой был направлен один, а в команде были мужчины и женщины. Поэтому профсоюзы предложили мне поехать с туристской группой, выезжавшей на Олимпиаду, и помочь своему ученику и Кабину Ю.И. Предложение было сделано весьма неожиданно. Времени до отъезда туристской группы оставалось в обрез. Надо было срочно оформить все необходимые формальности по отъезду и отъезжать. Я еле успел собрать рюкзак, запихнуть в него горнолыжные ботинки, связать лыжи и в путь.

Первым у горнолыжников был скоростной спуск, надо было помочь Белякову разобраться с трассой скоростного спуска и наметить план его действий на ней. Поэтому лыжи я взял для скоростного спуска, металлические "Кестле", размером 2 м. 20 см., изрядно потрепанные на каменистых чегетских трассах, с совершенно забитыми и давно не точеными кантами. Туристская группа, а с ними и я, прибыли в Гренобль с опозданием. Разместили нас в Сант-Эгреве, довольно далеко от Шамруса - места проведения соревнований по горным лыжам. Очень много времени уходило на переезды и я никак не мог выкроить время для того, чтобы наточить канты собственных лыж.

В скоростном спуске я успел только к "Нон-стопу". И поэтому Белякову ничем помочь не смог.

Затем следующим в программе был слалом. Здесь моя задача была значительно проще: привозить со старта на финиш теплую одежду команды.

На трассе слалома в Шамрусе был очень жесткий лед. Мои спусковые лыжи с тупыми кантами не держали и ехали больше юзом чем по дуге. Я проклинал себя за то, что взял только спусковые лыжи, да еще с тупыми кантами, но изменить уже ничего не мог. Увешенный одеждой участников, я готовился спуститься с ней в очередной раз к финишу.

Впереди меня готовились сделать то же самое два немецких спортсмена, так же как и я увешенные куртками. Чувствуя, что и этот мой спуск вниз станет копией спусков неумелого "чайника", я не поехал впереди немцев, а пропустил их вперед и последовал за ними… И вдруг, через несколько поворотов я почувствовал, что давно не точеные мои лыжи стали острыми, а я - хорошим лыжником, легко спускающимся по крутой и жесткой трассе слалома. Но вот и финиш. Останавливаюсь сзади немцев и пытаюсь догадаться почему так хорошо в этом спуске держали мои лыжи и так легко было мне спускаться.

Половина ответа на этот вопрос сразу оказалась найденной. Я ехал сзади немцев и повторял их движения. Вторая половина вопроса - что делали немцы, а за ними и я, спускаясь по крутой и ледяной трассе, - в то время так и осталась для меня без ответа.

Я попробовал еще раз спуститься по той же трассе один. Ничего не вышло.

Прошло довольно много времени, а я все никак не мог вспомнить и воспроизвести те ощущения, которые мне подарил спуск за немцами. Попробовал это воспроизвести и вернувшись домой. Иногда получалось, но потом все снова исчезало, и я, как и раньше, при езде по ледяным трассам оставался беспомощным. И только значительно позже, когда я увлекся монтированием горнолыжных видеофильмов об Олимпиадах и Кубке Мира и по много раз стал смотреть повороты спускающихся по трассе Стенмарка, Жирардели, Томбы, Френи, Шнайдера и других, постиг суть их движений и понял из чего состоят их двигательные навыки. А затем стал сам пробовать спускаться резано, без проскальзывания по льду, используя подмеченную у "Великих" изюминку. Лед на трассах перестал быть моим врагом, и начал превращать все спуски по нему в наслаждение.

Для того чтобы эта изюминка стала Вам понятной, отвлекусь немного в сторону.

Чтобы лыжа не проскользнула, надо не только хорошо наточить ее канты, но закантовать лыжу и увеличить давление на кант.

Чем жестче снежный покров на трассе, больше скорость горнолыжника и тупее кант, тем более четко и вовремя лыжа должна быть поставлена на кант, и сильнее должно быть осуществлено давление на нее.

От чего же это зависит?

    а) Во-первых, от возможности вовремя и мощно разгибать опорную ногу в коленном суставе.
    б) Во-вторых, от угла, под которым будет находиться голень к стопе, давящей на кант лыжи. Чем больше будет этот угол приближаться к прямому, тем мощнее будет надавливать на кант нога и тем больше это усилие будет направлено на врезание самого канта в лед.

В то же время кант должен быть очень быстро и сильно врезан в лед уже в самом начале поворота, а для этого опорная лыжа при постановке ее на снег должна оказаться в положении, когда общий центр тяжести окажется над стопой горнолыжника. Или, иначе говоря, перпендикуляр, опущенный из общего центра тяжести горнолыжника, должен приходиться на середину стопы горнолыжника. Только из этого положения горнолыжник и может наиболее рационально и мощно врезать внешний кант опорной ноги в лед и легко смещать общий центр тяжести внутрь поворота.

Но это лишь теория, а как это сделать практически? Ведь смещение своего общего центра тяжести (ОЦТ) горнолыжник глазами увидеть не может и поэтому контролировать перемещение ОЦТ зрительно не в состоянии. Это контролировать можно только основываясь на двигательных ощущениях.

Чтобы, переходя с одной опорной лыжи на другую автоматически и точно сохранять проекцию центра тяжести над опорной стопой, горнолыжник должен проделать ряд движений, о которых мы уже ранее говорили, описывая всю цепочку движений в двигательном навыке резаного поворота.

увеличить
Кинограмма 3.

Посмотрим на кинограмму. На трассе слалома чемпион олимпийских игр Альберто Томба. Посмотрите как перемещается проекция центра тяжести относительно его площади опоры, которая представялает собой площадь ограниченную стопами ног.

Перенося вес с одной опорной ноги на другую он всегда стремится поставить ее так, чтобы проекция центра тяжести приходилась над серединой опорной стопы. Это позволяет ему не только сохранять устойчивое равновесие, находясь на одной ноге, но и, что не менее важно, очень эффективно и сильно надавливать на кант опорной лыжи и врезать кант в жеский лед.

Я не буду вновь подробно рассказывать об этих, очень важных для точной постановки лыж на снег, движениях, а лишь попрошу читателей вернуться к тому, что уже было нами сказано о том, что должна делать безопорная внутренняя нога горнолыжника, превращаясь в опорную. Однако позволю себе все-таки повториться и скажу, что без отодвигания безопорной ноги назад и приближения ее стопы с лыжей к снегу и последующей закантовки, а также припадания на эту ногу, настоящий резаный поворот, автоматически и без ошибок, сделать очень трудно.

    Появление лыж новой геометрии привело к появлению среди ряда тренеров и инструкторов ошибочного понимания ряда движений в двигательном навыке "резаный поворот", выполняемого уже давно сильнейшими горнолыжниками мира.

С появлением лыж, основанных на новой геометрии, мы часто стали слышать от хороших и опытных и от плохих и малоопытных тренеров, что теперь все лучшие горнолыжники мира делают повороты на двух, широко поставленных опорных лыжах. Это неверно и является плодом плохой наблюдательности тренеров, редким и плохим использованием замедленной видеосъемки и неправильным пониманием биомеханики поворота. Горнолыжные повороты сегодня протекают на более высокой скорости, поэтому более скоротечны и молниеносны. Увидеть, что делают современные горнолыжники без видеосъемки стало трудней. В связи с этим и что-либо правильно заметить бывает нелегко.

Поворачивать, делая сразу две ноги опорными, в хорошем резаном повороте невозможно, т.к. одновременно и одинаково прогнуть обе лыжи нельзя, и в следствии этого крутизна поворотов у каждой из лыж будет разная. Лыжи будут иметь тенденцию либо разъезжаться в разные стороны, либо наоборот скрещиваться.

Поворачивать резано можно хорошо только либо опираясь на одну внешнюю лыжу, либо на одну внутреннюю. Причем, исходя из анатомических особенностей ноги человека, это удобней и точней делать на внешней ноге. В силу этого большинство горнолыжников и использует внешнюю ногу. Внутренняя же нога используется только иногда, в особых ситуациях. Определить же ногу, которая стала в данный момент опорной, зрительно - трудно, т.к. обе лыжи у многих хороших, современных горнолыжников, касаются снега. Говорить же о широком ведении лыж и вовсе не приходится, ибо на двух опорных ногах хорошие горнолыжники оказываются крайне редко. Можно говорить лишь о широком ведении только внутренней лыжи по отношению к внешней или наоборот. Причем на некрутых склонах широкое ведение лыж может мешать горнолыжнику лишь тем, что будет увеличивать время перехода его с одной опорной лыжи на другую, ибо при широком ведении лыж, для переноса ОЦТ с одной лыжи на другую, требуется преодолеть более большой путь. А вот на крутых склонах, когда горнолыжнику приходится еще и перемещать ОЦТ на большую высоту, он часто не успевает вовремя надавить на лыжу, прогнуть ее и начать резаный поворот. Тогда он вынужден отрывать обе лыжи от снега и вращать их в воздухе. При таком повороте кант не врезается в снег, лыжи проскальзывают, и разогнать их, при движении по дуге, невозможно.

увеличить
Кинограмма 4.

На трассе слалома гиганта олимпийский чемпион в Нагано Херман Маер (Кинограмма 4.). Проходя вираж в районе верхних ворот он разгибает правую опорную ногу и этим увеличивает скорость лыжи в вираже. На третьем кадре он увеличивает еще больше давление на правую, вешнюю лыжу. Ход его оказывается так велик, что на почти невидных неровностях его лыжи отрываются от снега и он вынужден перебросить их в другой поворот по воздуху. Внешняя, теперь левая нога, вставая на снег, оказывается недостаточно согнутой. И он вынужден начать разгибать ее тогда, когда она уже почти выпрямилась. Чтобы его безопорная лыжа встала на снег, он должен начать сгибать опорную ногу. Однако, делая это, он не успевает бедро правой ноги разогнуть в тазобедренном суставе и этим отодвинуть стопу с лыжей назад и успевает это сделать только на двух последних кадрах. И мы видим, что только на последних двух кадрах стопа верхней безопорной ноги наконец оказывается почти рядом со стопой опорной ноги. Это позволяет Майеру вынести проекцию ОЦТ на середину его внешней стопы. Чтобы сместить ОЦТ еще немного вперед, Херман выносит две руки с палками тоже вперед.

увеличить
Кинограмма 5.

На трассе слалома победительница первенств мира, Кубка мира и олимпийских игр немка Мартина Эртл (Кинограмма 5.).

  1. На первом кадре она перенесла вес на правую внешнюю лыжу, но не успела ее достаточно согнуть в коленном и голеностопном суставах. Внутренняя нога уже согнута в коленном, голеностопном и тазобедренном суставах. Внешняя лыжа почти не закантована. Колено и голень внутренней ноги внутрь еще не выведены.
  2. На втором кадре внешняя нога разгибается в коленном и голеностопном суставах и надавливает на уже закантованную лыжу. Лыжа становится слегка прогнутой и начинает поворачивать. Голень внутренней ноги становится параллельной голени внешней ноги. Внешняя и внутренняя лыжи закантованы и находятся в одной плоскости.
  3. На третьем кадре: внешняя нога продолжает сопротивляться воздействию центробежной силы и не дает ей опракинуть горнолыжницу наружу. От этого наружная лыжа прогнулась круче и круче поворачивает.
  4. На четвертом кадре опорная нога начинает сгибаться и ставит внутреннюю лыжу на снег, через мгновение Эртл перенесет вес на внутреннюю лыжу.

Выдвижение же верхней лыжи вперед невыгодно и опасно еще более, т.к. опора на выдвинутую вперед внутреннюю лыжу часто приводит к падению. А при переходе в следующий поворот, на крутом склоне, лыжа часто выскакивает из-под горнолыжника и это приводит к нарушению равновесия последнего.

Как видите, езда на двух опорных лыжах и широкое ведение лыж не только не выгодны, но и могут приводить к неприятным последствиям. Поэтому наличие этих особенностей у сегодняшних горнолыжников совсем не говорит о новом более современном их мастерстве, а наоборот напоминает нам, что данный спортсмен не сумел приспособиться к новому инвентарю или новым условиям и это в конечном итоге привело его не к более совершенному, а к ошибкам. Кстати сказать, заметней всегда ошибки, совершенное же в глаза не бросается, на то оно и совершенное, а мы из-за этого часто путаем ошибки и достоинства.

Впрочем, мы уверены, что все, о чем мы упоминали выше, пройдет. Хорошие горнолыжники приспособятся к новому и все, что они будут делать на лыжах, станет снова совершенным.

Того же, кто не успеет это сделать, но будет продолжать соревноваться, спорт все равно выкинет на обочину.

Ю.Преображенский
10.12.2001


Дизайн и хостинг
"Компания Контакт", г. Дубна
master@dubna.ru